Головна » 2022 » Январь » 12 » СТОЛИЦА АФГАНИСТАНА КАБУЛ
15:03
СТОЛИЦА АФГАНИСТАНА КАБУЛ
Сердцем Азии, перекрестком дорог и времен называют Афганистан ученые и писатели, дипломаты и журналисты. И каждое из этих метафорических определений содержит значительную долю истины.

Страна находится почти в самом центре Азиатского материка, на древних торговых путях с Ближнего Востока и из Средней Азии в Индию и Китай. Ее площадь-655 тыс. кв. км - превышает площадь Великобритании, Италии, Нидерландов, Бельгии и Дании, вместе взятых. Численность многонационального населения составляла в середине шестидесятых годов более 15,5 млн. человек. Территория граничит с Советским Союзом, Пакистаном, Индией, Китаем и Ираном, Афганистан по праву можно назвать страной солнца и гор: большую часть года его землю с обширнейшими горными массивами озаряет щедрое солнце.
Веками было неспокойно в этой точке планеты: шли частые войны, один за другим вторгались завоеватели, перемещались огромные людские массы. Земли, населенные афганцами, на протяжении веков входили в состав крупнейших государственных образований Востока; Арабского Халифата, держав Газневидов, Чингизидов, Куртов, Тимуридов, Сефевидов, Великих Могoлов и обширной империи Надир-шаха. И только в середине XVIII века начался период государственного объединения афганских племен.
Афганский народ гордится своим героическим прошлым. На протяжении многих столетий он не раз брался за оружие, чтобы отразить очередное нашествие иноземных завоевателей. "Афганцы - храбрый, энергичный и свободолюбивый народ", - отмечал Ф. Энгельс.

Афганистан успешно противостоял захватническим войнам Англии сначала в XIX веке, а затем и в -1919 году. С победой в России Октябрьской революции, идеи которой получили отклик на всем Востоке, он смог окончательно освободиться от британской зависимости.
Природа страны удивительно многообразна. Высочайшие горы соседствуют с низменными равнинами, бесплодные галечников все долины с оазисами цветущих субтропиков, сухие полынные степи с богатыми лесами. Здесь есть области вечного снега, и на многие километры простираются жаркие пустыни, где снега никогда не бывает. На сравнительно небольшой Территории страны можно увидеть финиковую пальму и белоствольную березу, сахарный тростник и рожь. Верблюды уживаются с медведями, снежные леопарды с варанами.

Грозными бывают проявления природы. Среди знойного, длинного лета в засушливом районе вдруг разразится сильнейший ливень, пересохшие русла рек переполнятся мощными, бурными потоками воды, приносящими много бед населению. В горах часто грохочут обвалы, слышится гул землетрясений.
Несмотря на резко континентальный климат Афганистана, отличающийся большими годовыми и суточными колебаниями температуры и сравнительно неблагоприятными природными условиями, люди тем не менее с древнейших времен заселяли эту землю и умели ее использовать для своих нужд. Интересно, что советская ботаническая экспедиция в Афганистане в 1924 и 1927 годах во главе с академиком Н. И. Вавиловым, изучавшая природные богатства этой страны, пришла к выводу, что территория Афганистана вместе с северо-западной Индией является одним из мировых центров происхождения: ряда культурных растений:
 
мягкой пшеницы, ржи, бобовых, льна, некоторых "огородных и плодовых культур.
"Солнце - отец, а вода - мать урожая", - гласит восточная пословица. Для Афганистана эта нехитрая мудрость имеет особую остроту, потому что более 70% его трудоспособного населения занято в сельском хозяйстве, производительность которого пока еще невелика. Однако, несмотря на малое количество осадков и скудность почв, благодаря обилию солнечного тепла - при условии применения орошения и современной агротехники во многих районах страны можно получать по два-три урожая в год.
 
Если не считать наркотик, то продукты сельского хозяйства - каракуль, шерсть, кожевенное сырье, хлопок, масло-семена, свежие, консервированные и сушеные фрукты, а также природный газ и ковры составляют основу афганского экспорта.
 
Удивительно разнообразны животный и растительный мир Афганистана. Во время поездок по стране прямо на дорогах мы неожиданно встречались то с волком, то с лисой, иногда от нас улепетывал "косой", в глубоких норах исчезали тушканчики. В горах, на вершинах скал видели прекрасных, с гигантскими рогами козлов мархуров, беркутов и грифов. Охотились на куропаток, уток, кабанов. В реках ловили маринку, форель, огромных сазанов и усачей, а возле Джелалабада - еще и крупных османов и угрей. Маринку удили даже в арыках и в кяризных колодцах.
 
На севере в поймах рек видели густые березняки, орешники, заросли клена, тополя, ивы, камыша, тростника и осоки. На юге, высоко в горах, леса герардовой сосны, гималайского кедра, ели и пихты, на горных склонах - дуб, ясень, кусты можжевельника, смородины, малины, ежевики.
 
Природные условия страны достаточно благоприятны для разведения домашних животных. Основные животноводческие районы находятся на севере страны.
 
К северу от Гиндукуша выращивают хороших верховых и вьючных лошадей. Известны своими превосходными качествами каттаганские и бадахшанские лошади, пригодные для использования в горных условиях.
 
Но коня хороших пород разводятся в Афганистане в незначительном количестве. В сельском; хозяйстве они почти не используются.
 
Афганцы любят лошадей, заботливо за ними ухаживают, украшают попонами и красивой сбруей. На севере особенно популярна конно-спортивная игра "бозкаши"; к ней готовятся заблаговременно, отбирая хороших лошадей. Во время национальных праздников на улицах часто проводятся парад конников и показ лошадей.
 
На севере мы видели большие стада овец и коз. Овцы здесь в основном курдючные и каракульской Породы, дающие шкурки высокого качества. Баранина и козлятина - излюбленная пища сельских и городских Жителей.

В Термезе, у самой границы уже чувствуется дыхание Афганистана. Оттуда в любое время года, иногда по нескольку дней кряду, дует жгучий ветер "афганец", особенно ощутимый летом. Возникает он незаметно. Прозрачный горячий воздух постепенно мутнеет и желтеет, солнце, как при затмении, закрывается темной густой пеленой из мельтчайшей серо-желтой пыли, сорванной с полей и пустынь Афганистана. С трудом различаешь ладонь своей вытянутой руки. Сечет лицо мелкий раскаленный песок. Ветер дует так добросовестно, что пыль проникает даже сквозь плотно закрытые окна жилищ. Некоторые ученые говорят, что именно эта пыль, тысячелетиями наносимая в горы Средней Азии, образует там плодороднейшие лёссовые земли.
 
Речной порт Термеза - основной пункт перевозка грузов, идущих из многих стран в Афганистан и в обратном направлении. Более полутора тысяч лет назад на этом месте стоял большой торгово-ремесленный город, центр античной культуры Средней Азии. Термез не раз разрушался завоевателями и снова, как птица Феникс, возрождался из пепла. Земля эта помнит и Александра Македонского, пришедшего с Войсками из Афганистана. Если верить легенде, именно здесь он женился на красавице Рохане. дочери местного правителя Оксиарта, ставшей его любимой женой. Широкая: лента Амударьи медленно уплывает назад, и вот уже Афганистан. Ничто не изменилось на первый взгляд. Внизу те же серо-желтые пески. Постепенно местность становится более всхолмленной. Гиндукуш - одна из величайших горных систем мира. Внизу раскинулись мощные громады мягко очерченных горных вершин, сплошь покрытых ярко-белым снегом. Словно сказочный джинн властно приказал штормовому морю "замри!", и оно послушно замерло на века со вздыбленными волнами.
 
Временами появляются хаотические нагромождения: устремленных в небо остроконечных вершин, сверкающих алмазными гранями. Они внушают невольное. уважение своим поистине неприступным величием. Здесь царство вечного холода и вечного молчания.
Где-то внизу, в лабиринтах гор, пробивает себе путь к Кабулу единственная на участке Центрального Гиндукуша грунтовая автомобильная дорога. Она проходит по тесному Шикарийскому ущелью, на высоте почти: 3000 м преодолевает перевал Шибар, несколько раз пересекает стремительные горные реки, изобилует опасными поворотами, рискованными подъемами и спусками. Езда на автомобиле по этой дороге требует большого физического напряжения, водительского мастерства, выносливости и выдержки.
 
В те еще недалекие времена, когда единственным средством передвижения людей были вьючные животные" путники страдали от невыносимого холода, снежных обвалов и заносов в долгом пути. Преодоление мощной горной преграды, простирающейся от границ Китая и Пакистана чуть ли не до самого Ирана, всегда требовало от Людей большого мужества. Добираться до Кабула в обход было едва ли менее трудно.
 
В памяти оживают поэтичные строки легендарной Ларисы Рейснер, талантливому перу которой принадлежит одна из первых советских книг об Афганистане:
 
"Дорога, горячая и каменистая, идет из одной мертвой долины в другую, от песчаных гор к плоскогорьям, ровным, твердым, похожим на плиту необозримой могилы, с которой вечность давно стерла надписи". Она писала по горячим следам долгого перехода в Кабул летом 1921 года членов советского посольства. Л. Рейснер на равных со всеми делила трудности изнуряющего конно-пешего пути через Кушку, Герат и Кандагар. Прошло почти два долгих месяца, прежде чем перед глазами советских дипломатов предстала столица Афганистана.
На востоке Гиндукуш примыкает к - "Крыше мира" - Памиру. Отдельные вершины этой полосы гор в восточной ее части достигают высоты более 7000 м над уровнем моря.
О происхождении названия "Гиндукуш" (губящий индийца) существуют разные мнения. В Афганистане, например, многие считают, что так назвали эти горы в далеком прошлом, когда там погибли индийские купцы, возвращавшиеся осенью из Самарканда с богатой выручкой и застигнутые рано наступившей снежной зимой. По другой версии, слово "Гиндукущ" раньше звучало как "Хиндукух", что означает "индийская гора". Название якобы дали персы, для которых Индия лежала за этой горной системой. Однако научного подтверждения эти версии не получили. В физико-географическом отношении Гиндукуш резко делит страну на две части. И это в значительной степени обусловило хозяйственное разделение труда:
 
северная часть - районы преимущественно поливных и богарных культур, лучших в стране пастбищ; южная- бесплодные горы, каменистые пустыни с редкими оазисами. Афганистан - высокогорная страна. Приблизительно 4/5 ее территории занимают хребты и плоскогорья, а около 45% площади лежат выше 1800 м над уровнем моря.
 
Горные барьеры веками сдерживали проникновение в Афганистан социальных и культурных достижений народов Европы. Однако горы надежно преграждали к путь завоевателям. Известно, например, что Александру Македонскому, арабам, Чингисхану, Бабуру, Надир-шаху и другим воинственным пришельцам пришлось дольше, чем в других странах, добиваться покорения афганцев, сражавшихся с неприятелем: под прикрытием своих родных гор. В горах Афганистана негде было развернуться знаменитым фалангам Александра Македонского, о горные массивы разбивались волны наступающих орд Чингисхана. Англия трижды предпринимала захватнические войны против Афганистана и неизменно терпела поражение в каждой из этих кампаний, несмотря на явное превосходство в военной технике. При этом не последнюю роль сыграли свободолюбие, отвага, смелость и выносливость афганских воинов, их воинское умение.

1800 м. Такова высота, на которой расположена столица Афганистана:
 
Запрещается ввоз в страну ядов и спиртных напитков. Здесь властвует неписаный сухой закон, на страже которого бдительно стоит ислам - государственная религия Афганистана.
По дороге из аэропорта в Кабул бросаются в глаза разительные контрасты афганской жизни. Можно разминутся на шоссе с роскошными легковыми автомашинами американских марок последних моделей, в которых сидят по европейски одетые афганцы, и тут же встретить тяжело груженных осликов, которых погоняют бедно одетые люди в национальных одеждах. Изредка мелькают похожие на монахинь женские фигурки, закутанные в серую чадру. На одной из улиц только что возведенная мечеть со стройным минаретом подавляет своим величием окружавшие ее примитивные жилища - бедные саманные хижины с плоской крышей.
 
В новом районе Кабула - Шахри-Нау, сдаются дома, это типичные европейские коттеджи, в них удобная планировка, аккуратная отделка, и ничего лишнего. Почти все дома в Шахри-Нау похожи друг на друга и предназначены для сдачи внаем приезжим иностранцам. Дом огорожен высоким забором, между каменными столбами которого- деревянная решетка-жалюзи. Она не мешает движению воздуха, но сквозь нее не видно, что происходит во, дворе. В глухих воротах калитка высотой ниже человеческого роста: прохожий не должен видеть находящихся во дворе женщин. Чтобы пройти через такую калитку, надо обязательно нагнуться. Не раз придётся набить себе шишки на голове, прежде чем научишься делать это вовремя.
 
Внутренний двор-сад обнесен высоким глинобитным забором. Стены домов этого типа сложены из обожженного кирпича, высокий цоколь - из бутового камня. Крыша четырехскатная, железная или черепичная. Окна большие, почти во всю стену, с широким подоконником. Полы кирпичные или цементированные, на которых - обычно расстилаются "сатранджй" - безворсовые ковры, сотканные из хлопчатобумажных, толстых нитей, а в богатых семьях предпочтение отдается шерстяным коврам местной работы. Перегородки между комнатами (в нашем понимании - стены) подвижны. Их можно комбинировать, меняя внутреннюю планировку жилища. Это особенно удобно с приходом гостей, когда, по местному обычаю, женщины должны находиться на "своей" половине. Мебель в таких домах в основном европейского образца, но изготовлена кустарным способом. Стационарных печей в городских помещениях почти нигде нет. На зиму в жилищах ставятся круглые железные печки-времянки. В нижней части - топка, а в верхней пристроен бак для воды с краном. Получается своеобразный самовар. Такая печка называется "бухарййи-кабулй" (кабульская печка). Существенный недостаток этой "системы" в том, что вода в баке постоянно кипит и наполняет комнату паром, как в бане, но зато чаю всегда вдоволь и тепло держится сравнительно долго. В последующие годы появились печки и других фасонов.
Комнату освещает одна горяшая вполнакала лампочка. Электроэнергии в городе не хватало. Молчаливый, с лицом монгольского типа юноша - хазареец в серой чалме приготовит каждому посетителю по чайнику ароматного горячего чая - самого распространенного напитка в Афганистане.
 
По выходу на улицу, видны невысокие скалистые горы с заснеженными, крутыми склонами, вздымавшиеся прямо среди этих улиц, и неподвижно лежавшие на их вершинах темно-серые тучи, сливавшиеся с лиловым вечерним небом, и редкие огоньки в домишках, лепившихся по склонам гор, кажутся в сиреневых сумерках сценическими декорациями, придававшими городу неправдоподобную красоту.
 
А улицы продолжают жить не известной ни кому жизнью. На одном из перекрестков притулились две маленькие лавчонки - дуканы. В их широких проемах, закрывающихся на ночь деревянными щитами, были разложены брынза и иголки, яйца и нитки, сахар и носки, спички и орехи, масло и цветные косынки, соль и гвозди, конфеты и веревка, кислое молоко и очки, лимоны и почтовые конверты - все вместе. Словом, универмаг в миниатюре.
На другом перекрестке каждую лавочку озарял яркий свет. Керосиновые светильники, словно театральные софиты, выхватывали из темноты стройные пирамидальные ряды банок с консервами. Красочные, многоцветные наклейки на банках в сочетании с подсветкой выглядели весьма колоритно.
 
Сверху свешивались гроздья винограда, ждали своего покупателя связки красных гранатов и золотых апельсинов, аккуратные пирамиды яблок. Здесь же продавали яйца, свежую рыбу, овощи, особняком висели тушки горных куропаток.
 
В другом месте дуканы торговали отборным товаром. Здесь много фруктов, наряду с импортными бакалейными товарами большой выбор консервированной рыбы. Консервы поставлялись американскими, английскими, французскими, итальянскими и голландскими фирмами. Но их мало кто покупал - они очень дороги. Консервированного мяса почти нет. Боятся завезти свинину, употреблять которую в пищу мусульманам запрещено религией.
С наступлением темноты, на набережной тускло загораются желтым светом одинокие электрические фонари. Улицы быстро опустеют, дуканы закрываются. На дороге, ведущей к Шахри-Нау, наступает кромешная тьма. Лишь изредка тревожит ее неровный свет керосиновой лампы в фонаре проезжавшего фаэтона.
 
Первый ночлег в Кабуле запоминается благодаря "чарпай" - кровати местной конструкции. Она представляет собой прямоугольную раму из толстых жердей, очищенных от коры, на четырех круглых ножках. К раме крепится крупноячеистая сетка из толстой растительной веревки или широкой парусиновой ленты. Чарпай очень легкая, но устойчивая благодаря достаточной ширине. Жарким летом ее можно поднять на плоскую крышу дома, где афганцы часто спят, - там прохладней. Крупноячеистая сетка не мешает потокам воздуха охлаждать тело и снизу. Несомненные преимущества - ширина кровати, мягкость и бесшумность сетки - делают чарпай очень удобной для отдыха, Немаловажный плюс - она дешевая. Эта кровать изго-товляется без единого гвоздя или другой железной детали.
 
Чарпай - Предмет народного быта. Применение ее поистине универсально. Она встречается почти во всех сельских чайных, в некоторых официальных учреждениях, где по мере надобности служит или скамейкой, или лежанкой. Даже усопших нередко несут в послед-ний путь на такой кровати. А дерево на ее изготовление идет самое простое - молодые топольки, так же характерные для Кабульской долины, как береза для русских лесов.
Древняя афганская столица среди суровых гор всплывает красивыми, яркими образами. Но все, даже замеченное мельком, свидетельствовало о том, что страна задержалась в своем развитии.

Дорога на Джелалабад выходит через юго-восточную часть Кабула. У бензоколонки можно услышать не привычное для неё название - "танк" (английское), звучащее совсем не по афгански. Слова заимствованы из других языков, в народе считают своими, не подозревая об их иностранном происхождении. Во время заправки шофёр из машины не выходит, рабочий бензоколонки - афганец в серой чалме сделает всё, что нужно, и даже протрёт лобовое стекло.

На выезде из города расположен асфальтобетонный завод, построенный с помощью советских специалистов, далее путь лежит по слегка всхолмленной широкой долине, слева протекает река Кабул, справа белеют снега далёкой цепи гор. Дорога проходит через ворота в глинобитной стене, окружающей большой двор. Это филиал городской таможни, машины без груза, здесь пропускаются без досмотра. Далее дорога идёт на подъём, который становится всё круче и круче, сопровождаемый крутыми и скользкими поворотами, слева и справа вплотную подступают горы. Изредка с шумом проносятся грузовики - "лари", удивляя необычными кузовами (позже прозванные нашими военными - "барбухайками"). Борта их раза в два выше, чем у наших грузовиков, ещё выше поднимаются скрепленные между собой вверху металлические стойки. Вся конструкция до отказа заполнена грузом. А на некоторых машинах сверху сидят ещё и пассажиры, ежась от холодного ветра и ежесекундно рискуя сорваться вниз.
 
Вырываясь из-за крутых поворотов, лари, как правило, сигналов не подаёт, и это заставляет остальных водителей быть все время настороже, идут навстречу и караваны верблюдов, навьюченных в основном дровами и мешками с древесным углем, доставляемыми из лесов Нуристана, горной области на востоке страны.
 
Верхняя точка перевала Латабанд, достигает высоты 2500 м. Над ней громоздятся скалистые вершины, покрытые свинцово-серым снегом, с бурыми пятнами прогалин на крутых склонах. Вдали сквозь полупрозрачную дымку с трудом угадываются горы, где по ущелью течет река Кабул, вдоль которой проходит шоссе Кабул - Джелалабад. Только металлические мачты линии электропередачи несколько оживляли суровую девственность этих мест.
 
За сотни лет бесчисленное множество людей проходило через этот перевал на пути в сказочную Индию. Народное поверье гласит, что желания всякого, кто привяжет здесь к ветке куста клочок своей одежды, непременно сбудутся. Оставленные на перевале в вели-ком множестве лоскутки и дали название горам и перевалу.
 
... Спуск такой же извилистый, скользкий и потому еще более опасный, чем подъем. Километрах в восьмидесяти по спуску находится небольшое селение Суробай (Сароби) на реке Кабул. На склонах желто-серых гор, поднимавшихся от берегов, живописно смотрятся белокаменные коттеджи. Здесь расположена электростанция, построенная западногерманской фир-мой "Сименс". Дальше дорога сразу же исчезает в чреве ближайшей скалы, ныряет в один, потом в другой небольшой тоннель и приводит в узкое скалистое ущелье. Места в нём только и нашлось что для самой дороги да бешено несущегося зеленого потока воды, вскипающего у валунов белой пеной. Почти вплотную к дороге подступают серые голые скалы, лишь изредка виднеются сухие былинки, чудом прилепившиеся к камню, и опять круто встают почти отвесные склоны. Ущелье названо Абришоми (шелковое), видимо, в память о тех временах, когда здесь проходил один из торговых караванных путей из Средиземноморья и Передней Азии в Китай. По "шелковому ущелью" шли в Индию войска Александра Македонского, а затем и Бабура.
 
До той поры, когда ещё не было дорог, из Кабула в Джелалабад добирались дальним, окольным путем. Дороги со временем отстроили, местами их расширили, сгладили опасную крутизну поворотов, возвели многочисленные мосты, вымостили переезды через сухие русла горных рек, которые во время дождей, выпадающих в горах, наполняются бурными, стремительно несущимися потоками воды, сметающими все на своем пути. И горе водителю, рискнувшему в это время переехать речушку вброд.
 
Внимание здесь, могут привлечь большие бесформенные предметы, плывущие наискось через реку к берегу. Когда они, сносимые быстрым течением, приблизятся, можно различить, что это погруженные огромные связки тростника. За кормой этого плавучего сооружения, четко стучат какие-то лопасти. Лишь когда они подплывают совсем близко, с удивлением убеждаешься, что это не лопасти, а ноги человека, который, держась за надутую бычью шкуру с гру-зом, искусно управляет своим "кораблем". Маховые движения ног имитируют работу лопастей гребного колеса. О таком способе переправы через реку упоминает в своем романе "Похитители бриллиантов" Луи- Буссенар. Подобие современных надувных лодок применяли еще древние ассирийцы за несколько веков до нашей эры. Но и сегодня этот способ не утратил практического значения в ряде стран Востока и Африки.
Далее ущелье заканчивается. Километров через 40, горы отступают и их место занимают холмистые предгорья, сплошь покрытые крупной галькой и камнями. Стало значительно теплее.
 
По пути встречаются невысокие квадратные башни обнесённые каменной стеной. Эти укреплённые пункты, выполняют роль сторожевых постов.
 
В широкой каменистой пойме реки Кабул встречаются рощицы финиковых пальм с высокими прямыми стволами и плотными зонтами длинных перистых листьев, предвестниц расположенной за невысоким горным отрогом Джелалабадской субтропической области. Среди песка и камней, возле развесистых вечнозеленых тамарисков попадаются "мазары" - могилы святых. Их сразу можно было узнать по воткнутым в землю высоким шестам с привязанными матерчатыми лоскутками "на счастье".
 
Миновав ещё одно короткое ущелье и свернув с дороги расположены несколько кирпичных бараков и складских помещений, стоявших между скалами. Называлось это место Дарунта.
Городок был построен американской компанией "Моррисон Надсен", предложившей свои услуги для проведения ирригационных работ. Однако качество проекта и стоимость его осуществления оказались неприемлемыми для афганского правительства, и американцы ретировались, оставив на произвол судьбы и этот лагерь, и другие, построенные ими в Джелалабадской долине.
 
Поздним вечером, здесь можно услышать, как раздаётся плач ребёнка. Плач переходит в завывание, к нему с разных сторон присоединяются такие же отчаянные голоса. Это воют шакалы. Они то замолкают, то снова начинают свой наводящий тоску концерт.
 
Печальную картину являл собой старый, заброшенный канал, построенный на реке Кабул еще в 30-х годах под руководством немецкого инженера. Прослужив людям всего несколько лет, плотина канала была прорвана, и снесена водой. Теперь Джелалабадская долина в большей своей части представляла собой галечниковую пустыню. Но сюда пришла вода, и благодарная земля будет давать до трех урожаев в год.
 
Судьба ирригационного строительства в Афганистане сложилась не слишком удачно. В течение многих веков люди строили оросительные системы, прокладывая по горячей земле рукотворные реки, но очередная война превращала их в развалины.
 
Начатой было вновь строительной кампании, помешала вторая мировая война. Кроме того, надо иметь в виду, что в Афганистане практически не было своих инженерно-технических кадров. А как работали иностранные специалисты, было видно на примере старого Джелалабадского канала. Джелалабадская долина, простирается на десятки километров к востоку от города Джелалабада и ограниченный с севера рекой Кабулом, а с юга- предгорьями мощного хребта Сулеймановых гор Сафедкох (название Сафедкох носит так же хребет на севере Афганистана). Афганцы чаще называют этот хребет на языке пушту - Спингар. Оба названия переводятся как "бе-лые горы", как бы подтверждая справедливость афганской поговорки: "На Спингаре всегда снег".
 
Невдалеке от Джелалабада, там, где в реку Кабул впадает Сурхаб (Сурхаб - местное название, на картах-Сурхруд), видны крутые склоны гор, изъеденные входными отверстиями пещер. В период войн с англичанами эти естественные катакомбы служили надежным убежищем для местных жителей, спасая их от смертоносного огня британских колонизаторов.
 
Укрытия в родных горах были неоценимы и в военном отношении. Расположенные на высоком берегу реки, труднодоступные, они позволяли держать под перекрестным огнем большой участок дороги и переправу через реку. Среди местного населения распространены легенды о многокилометровых подземных ходах, которые якобы использовались афганцами для нанесения неожиданных ударов по неприятелю. Пещеры существуют уже много веков, видимо с тех пор, когда здесь поселились буддийские монахи.
 
Встречи на дорогах оставляют довольно яркие впечатления. Отъехав от Сурхаба, можно с любопытством провожать взглядом встречные автобусы, битком набитые пассажирами. Пестрый кузов автобуса виден изда-лека. Он старательно разрисован яркими цветами, изображениями зверей и птиц, горных пейзажей и мифических животных. Над кабиной водителя и на ее боковых стеклах арабская вязь взывает: "О, Аллах!", "О Мухаммед!" Дальше следуют формулы мусульманской мудрости и постулаты норм поведения. Здесь же содержится информация о том, где сделан кузов, кем расписан и кто владелец машины. Справа и слева по борту в верхней части крупными буквами указан маршрут автобуса. Многие надписи отличаются искусной каллиграфией.
 
Переднее стекло кабины разукрашено бумажными цветами, разноцветными ленточками, бахромой. С правой стороны-рожок с резиновой грушей. Его сигнал слышен издалека. В кабину к шоферу обычно набивается четыре-пять человек. А все сидячие места в салоне строго разделены на три класса. 1-й класс- самый дорогой-впереди, 3-й-позади. Вход и выход пассажиров осуществляются через единственную дверь.
 
В Афганистане автобусы были единственным доступным большинству населения видом междугородного сообщения. В 50-х годах ощущалась их острая нехватка, а все машины приходилось покупать на валюту за границей. В конце 70-х годов в Кабуле на заводе "Джангалак", построенном с помощью СССР, было налажено производство автобусов на базе советских грузовиков. Выпуск машин ведется по мере поступления заказов.
 
При подъезде к Джелалабаду, дорога бежит среди огороженных каменными заборами садов с зеленеющими кронами деревьев и цветущими розами. А ведь всего лишь в сотне километров отсюда, в Кабуле, лежит снег, зябнут прохожие и дуканщики, укрывшись от холодного ветра шерстяными одеялами. А тут тепло, тихо, на влажной земле - свежая поросль травы, прозрачный теплый воздух напоен ароматом растений. И хотя на календаре еще конец декабря, из кабульской зимы вдруг попадаешь в лето.
 
Рассказывают, будто Бабур, основатель государства Великих Моголов, положил здесь начало городу, имевшему стратегическое значение на пути в Индию. Внук Бабура - Джелал-уд-Дин Акбар, по имени которого якобы и назван город, значительно расширил и укрепил этот населенный пункт. Еще накануне второй мировой войны Джелалабад окружала высокая стена, остатки которой стоят и по сей день. По другой версии, название города связывают со словом "джалал" - величие, слава.
Просмотров: 19

TOPlist TOPlist
Free stats